UkrEngRus

“During the past 3 centuries human population has increased tenfold to 6000 million and fourfold in the 20th century

• Cattle population increased to 1400 million (one cow/family) by a factor of 4 during the past century

• There are currently some 20 billion (20,000 million) of farm animals worldwide

• Urbanisation grew more than tenfold in the past century almost half of the people live in cities and megacities

• Industrial output increased 40 times during the past century; energy use 16 times

• Almost 50 % of the land surface has been transformed by human action”

Paul Crutzen

Dutch Nobel prize winning atmospheric chemist***

“Fish catch increased 40 times

• The release of SO2 (110 Tg/year) by coal and oil burning is at least twice the sum of all natural emissions;

over land the increase has been 7 fold, causing acid rain, health effects, poor visibility and climate changes due to sulfate aerosols

• Releases of NO to the atmosphere from fossil fuel and biomass burning is larger than its natural inputs, causing regional high surface ozone levels

• Several climatically important ”greenhouse gases” have substantially increased in the atmosphere, eg.

CO2 by 40 %, CH4 by more than 100 %.”

Paul Crutzen

Dutch Nobel prize winning atmospheric chemist***

“Water use increased 9 fold during the past century to 800 m3 per capita / year;

65 % for irrigation, 25 % industry, ~10 % households

It takes 20, 000 litres of water to grow 1 kilo of coffee

11,000 litres of water to make a quarter pounder

5,000 litres of water to make 1 kilo of cheese

1 kg meat → 16000 litres of water

1 kg grain → 1000 litres of water”

Paul Crutzen

Dutch Nobel prize winning atmospheric chemist

Воєнна доктрина РФ в переліку загроз містить розширення НАТО і нарощування можливостей США та альнсу в цілому..*** У Стратегії Національної безпеки США дії Росії кваліфіковані як агресія що потребує протидії.. *** Росія реформує силові структури: відбувається створення Федеральної служби військ Національної Гвардії на базі Внутрішніх військ МВС, Федеральної міграційної служби та Федеральної служби контролю обігу наркотиків.. *** Глави оборонних відомств країн ЄС погодили новий план оборони і безпеки та домовилися створити новий штаб і спільні сили швидкого реагування.. ***

Development Issues - Global Dimension

А.Д. Урсул, А.Л. Романович: "Процесс перехода к устойчивому развитию является глобальным, и отдельно взятая страна не может перейти на этот путь, в то время как другие страны будут оставаться в рамках старой модели развития. Вот почему важно использовать развертывающийся процесс глобализации и направить прежде всего его экономическую, экологическую и социальную составляющие на реализацию целей устойчивого развития".


***

Руководствуясь программными документами Конференции ООН по окружающей среде и развитию (ЮНСЕД) еще в 1996 г. в России Указом Президента РФ была принята "Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию". В настоящее время идет работа над проектом Государственной стратегии устойчивого развития РФ и другими официальными документами (докладами правительственной комиссии и неправительственных общественных организаций), которые предполагается представить мировому сообществу на Всемирном саммите по устойчивому развитию (Рио+10) в первой половине сентября 2002 г. в Йоханнесбурге (ЮАР).

Упомянутая Конференция ООН стала этапной вехой в развитии цивилизации, поскольку почти все государства, входящие в ООН в лице своих руководителей, собрались, чтобы обсудить проблемы выживания человечества и его "мирного сосуществования" с окружающей природной средой. Начиная с этого саммита в сознании людей все более прочно утверждается идея о связи развития с проблемами экологии, что вселяет надежды о предотвращении быстро надвигающейся глобальной катастрофы - и прежде всего, потери биосферой своей устойчивости.

Процесс перехода к устойчивому развитию является глобальным, и отдельно взятая страна не может перейти на этот путь, в то время как другие страны будут оставаться в рамках старой модели развития. Вот почему важно использовать развертывающийся процесс глобализации и направить прежде всего его экономическую, экологическую и социальную составляющие на реализацию целей устойчивого развития. Тем самым процесс глобализации, развертывающийся по инициативе постиндустриальных государств, ТНК и всемирных организаций стал бы работать на переход мирового сообщества не к постиндустриальному, а устойчивому будущему всей цивилизации.

Россия благодаря ряду своих особенностей перехода к устойчивому развитию (прежде всего интеллектуальному потенциалу и наличию малозатронутых хозяйственной деятельностью территорий) может сыграть роль лидера в переходе к новой цивилизационной модели развития. В настоящее время важно выйти из системного кризиса с тем, чтобы перейти к относительно стабильному состоянию, из которого более эффективно можно перейти на траекторию перехода к устойчивому развитию.

Под устойчивым развитием понимается развитие, обеспечивающее сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений людей. Глубинная и вместе с тем простая для понимания сущность устойчивого развития заключается в сохранении человечества и биосферы Земли благодаря значительному уменьшению антропогенного давления на эту последнюю.

Предполагается, что таким образом удастся избежать глобальной экологической катастрофы и в перспективе можно будет реализовать две главные цели:

  • во-первых, выживание человечества в целом и его дальнейшее развитие, обеспечивающее нашим потомкам равные возможности с нынешним поколением в использовании ресурсов и экологических условий Земли и Космоса (принцип равенства возможностей нынешних и будущих поколений);
  • во-вторых, сохранение биосферы планеты, а не продолжать ее деградацию в результате экофобного развития человечества (принцип коэволюции общества и природы).

Переход к новой цивилизационной модели предполагает такие формы взаимодействия человечества и биосферы, при которых на неопределенно долгие времена станет возможным их сохранение и совместное гармоничное развитие, или, как еще говорят, коэволюция общества и природы. А это может привести к постепенному (эволюционному) становлению устойчивого общества, или ноосферы (сферы разума). Будущая ноосферная цивилизация как идеальная модель социоприродного взаимодействия как раз соответствует грядущему "устойчивому" состоянию природы и общества, в котором окажутся обеспеченными не только права и свободы человека, приоритеты нравственно-справедливого разума, духовных ценностей и экогуманизма, но и всеобщая безопасность развития, гармония человека, общества и природы.

Развитие современной цивилизации характеризуется противоречием, из которого необходимо найти выход уже в текущем столетии. Это противоречие между старой и новой моделями развития, т.е. между моделью неустойчивого развития, по которой по инерции продолжается социально-экономический процесс и моделью устойчивого развития, выступающей в качестве желаемого образа будущего. Возможно, что это противоречие может считаться даже основным противоречием современной эпохи, ибо от его разрешения зависит, быть или не быть человечеству, продолжить движение к глобальной антропоэкологической катастрофе либо круто изменить историю цивилизации в направлении выживания и становления ноосферы как формы социоприродной коэволюции.

Глобальный экологический кризис имеет системный характер, и было бы неправильно видеть его причины в чем-либо одном, скажем, росте народонаселения или развитии производства, но что прежде всего обращается внимание. А разве за этот кризис не ответственны все государства планеты, да и все мировое сообщество и его политические структуры, поощрявшие формирование потребительской ориентации личности как его основного экономического права и свободы, и даже сформировавшее для одного ("золотого") миллиарда человек общество высокого потребления природных ресурсов и загрязнения окружающей среды? А разве за движение к экологическому кризису не повинно все большее отстающее от жизни образование и транслируемая им от поколения к поколению система общечеловеческих ценностей, которые не могут обеспечить выживание цивилизации?

В рамках модели неустойчивого развития стихийно продолжается цивилизационный процесс, который также изменяет свое качество и основные характеристики, создавая как реальные и потенциальные возможности и условия для перехода к устойчивому развитию, так и трудности и препятствия. Общественно-исторический процесс в настоящее время в своей естественной (стихийной) форме (т.е. в рамках модели неустойчивого развития) характеризуется тенденцией глобализации и переходом к новому качеству - становлению постиндустриального общества в основном как информационной цивилизации.

Глобализация предстает как стабильная цивилизационная тенденция (и процесс) формирования единого человечества как глубоко взаимосвязанного мирового сообщества, как ведущая закономерность современного цивилизационного развития в рамках старой модели развития. Глобализация - это усиление взаимосвязей между отдельными фрагментами и социумами человеческого рода (прежде всего - экономических, финансовых, политических, социально-культурных, информационных, экологических и других взаимосвязей), универсализация и транснационализация ряда систем и структур человеческой жизнедеятельности и культуры. Хотя предпосылки и отдельные характерные черты глобализации существовали фактически на всем протяжении человеческой истории, осознание этой закономерности и процесса стало реальностью в последние два десятилетия, когда достаточно четко обнаружилась тенденция перехода от национально-государственных форм социального бытия к глобальному демократическому гражданскому обществу как единому человечеству, у которого в будущем появится интегральный ноосферный интеллект и возможность эффективного планетарного управления своим социоэкоразвитием.

Основными субъектами глобализации выступают не столько государства планеты (они, хотят этого или не хотят, вынуждены включиться в этот планетарный процесс), сколько транснациональные экономические агенты - корпорации и банки, всемирные международные организации управления и информационно-экономической деятельности, а основными ее тенденциями на современном этапе являются финансово-экономическая глобализация и медиатизационная информатизация (прежде всего "интернетизация") всего мирового сообщества.
Аналитические исследования проблем глобализации строились в основном на концептуально-теоретическом фундаменте постиндустриального и информационного общества, которые, как, впрочем, и все мировое обществоведение отображает модель неустойчивого развития (пусть даже в высшей фазе ее развития). Постиндустриальная (информационная) цивилизация является конечной социально-технологической формой развития человечества в ходе его стихийного развития, поскольку она ведет либо к антропоэкологической катастрофе (пессимистический сценарий), либо к переходу мирового сообщества на путь устойчивого развития, где стратегическое целеполагание связано с сохранением цивилизации и биосферы, их коэволюцией на интенсивной основе .

Под постиндустриальным обществом имеют в виду прежде всего страны, где проживает так называемый "золотой миллиард" населения планеты, это наиболее развитые страны, которые детерминируют современные процессы глобализации, информатизации и т.п. Если это так, то все человечество в принципе не сможет перейти к постиндустриальному обществу в силу природно-ресурсных, экологических и особенно - экономических ограничений нашей планеты. Оно может и должно иметь иные перспективы, которые открывает перед ним стратегия перехода к устойчивому развитию как социоприродной коэволюции, могущей привести к становлению сферы разума. Если постиндустриальное общество - это "конец истории" человечества в ее стихийно-естественном развитии, завершившейся формированием саморазрушающейся модели неустойчивого развития, то цивилизация с устойчивым развитием - это начало новой эры в истории человечества, которая может обрести реальные черты в первые два века третьего тысячелетия.

Уже в XXI веке вся человеческая цивилизация должна будет, если она сохранит себя и биосферу планеты, перейти к новой - социоприродной модели развития (вместо социально-экономической модели - либо социально-технологической), причем речь идет о всех странах и народах, т.е. такой переход окажется одновременным по историческим (а тем более - геологическим) масштабам времени, независимо от того на какой стадии развития они находятся - аграрной, индустриальной либо постиндустриальной. Это означает, что абсолютно все страны и народы оказываются в положении развивающихся стран в плане перехода к "устойчивому обществу".

Подобный вывод следует из глобального характера, принципов и целей перехода к устойчивой цивилизации и необходимости планетарного управления процессом перехода. Это означает, что начавшаяся глобализация должна получить свой новый импульс и стратегическую ориентацию от концептуального потенциала устойчивого развития, становясь не стихийным, а социально проектируемым и управляемым (вначале направляемым) процессом поступательного движения единого человечества. При "вписывании" процесса глобализации в стратегию устойчивого развития (и устойчивого развития в процесс глобализации) необходимо, чтобы все составляющие этой последней стратегии (и прежде всего экономическая, социальная и экологическая компоненты) "работали" уже в направлении новой цивилизационной парадигмы, "вырываясь" из старой модели развития, т.е. вместо стихийного процесса становились бы процессом управляемым. Подобного рода управление на всех уровнях будет связано с уменьшением (и в перспективе - элиминацией) негативных, т.е. социопатологических черт современного цивилизационного процесса и поддержкой позитивных с точки зрения стратегии устойчивого развития тенденций. В ходе такого управления может сформироваться "направленный процесс" глобализации все более стремящийся к магистрали устойчивого развития. В. дальнейшем к этим формам глобального проектирования и управления должны быть добавлены созидательно-творческие возможности ноосферного интеллекта, ориентирующего мировой процесс на формирование сферы разума как нового качества цивилизации, так и его взаимодействия с окружающей средой.

Будущее человечества прогнозировать можно, однако, не однозначно, но все более точно, если использовать механизм влияния (управления) на будущее из настоящего. Включение фактора будущего и его влияние (эффект Эдипа) на управленческие действия по формированию новых тенденций развития предполагает использование принципа упреждения (или предосторожности), который по сути дела заложен во всех документах ЮНСЕД и особенно в статье 15-ой Декларации Рио-92, адресованной государствам планеты. Речь идет прежде всего о принятии превентивных мер по предотвращению опасных тенденций (скажем, истощения озонового слоя или глобального потепления климата) и тем самым изъятия финансовых средств у нынешнего поколения во имя будущих поколений и сохранения для них ресурсов и условий биосферы. Как показывает опыт действий в области катастроф, на их ликвидацию уходит средств на порядок больше, чем на их предупреждение. Тем более это относится к предупреждению глобальной антропоэкологической катастрофы, которая должна быть предотвращена только превентивными мерами, упреждающими действиями всего человечества (поскольку после наступления катастрофы некому будет устранять последствия).

Устойчивое развитие как форма социоприродной коэволюции мыслится как процесс выживания цивилизации, переходящей в стабильное социально-экономическое развитие, не нарушающее своей природной основы и обеспечивающее непрерывный прогресс общества. Такое развитие представляет нормативный прогноз развития человечества, обеспечивающий ему выживание и непрекращающееся развитие. С этой точки зрения любые трансформации в мировом сообществе, государстве, в любом регионе, в любой отрасли народного хозяйства и виде социальной деятельности должны определяться не только прошлым и настоящим, но и будущим, причем не естественно-стихийного, а разумно-управляемого развития. С учетом сказанного должна быть создана модель цивилизации, государства, региона, социума, личности и т.п., которая соответствует "потребному" будущему, обеспечивающему выживание человечества и сохранение окружающей природной среды.

Стало понятным, что будущее устойчивое развитие должно соединить экологию с социально-экономическим развитием с тем, чтобы оно продолжалось в биосферосовместимой форме.

Глобализация - это интеграция рынков, технологий, финансов и т.п., что прямо или косвенно оказывает существенное влияние на политические, социально-экономические и экологические процессы по существу во всех странах, а также на их внешнеполитический курс. В отличие от эпохи холодной войны, разделявшей мировое сообщество, глобализация несет с собой единственную общечеловеческую культуру, которая, в идеале, ведет к гомогенизации всего человечества.

Сегодня глобализация многим кажется очень привлекательной и всеохватывающей, однако пока еще она находится в начальной стадии, и предсказать все ее последствия достаточно сложно. Но уже обозначились некоторые первые результаты этой новой системы мирового устройства.

Можно сказать, что ее воздействие на социально-экономические процессы и положение в отдельных странах и регионах неоднозначно. Из положительных черт глобализации следует отметить рост контактов и связей между народами в области экономики; торговли, технологии и культуры. В течение последних 50 лет средний доход на душу населения в мире вырос в три раза. Мировой ВВП увеличился с 3 триллионов до 30 триллионов долларов. За последнюю четверть века более чем на 10% выросло число людей, достигших среднего уровня благосостояния .

Однако за этими усредненными показателями скрывается сохраняющееся огромное неравенство между людьми, странами и регионами. Во многих странах глобализация привела к росту безработицы, деиндустриализации, упадку в социальном обслуживании населения, обнищанию больших масс народа, росту смертности и заболеваний, сокращению продолжительности жизни.

ЮНСЕД впервые на таком уровне обратилась к глобальным проблемам, требующим внимания всего человечества - загрязнению и деградации окружающей среды и социально-экономическому неравенству людей. Участники конференции пришли к выводу, что огромные различия в доходах и уровне жизни могут привести к мощным социальным потрясениям планетарного масштаба, дестабилизации обстановки в мире.

Человечество действительно приблизилось к роковой черте. По подсчетам Профессора Э.О. Уилсона из Гарвардского университета, так называемый экологический след, оставляемый одним человеком при использовании производственных ресурсов земли и моря для своих нужд (продовольствие, вода, жилище, транспорт, торговля, утилизация отходов и т.д.), составляет приблизительно 1 га в развивающихся странах и 10 га в США. В среднем каждый человек планеты имеет в своем распоряжении 2,2 га экологических ресурсов. Это означает, что для того, чтобы каждому землянину достичь уровня потребления США, потребуется еще четыре такие планеты, как Земля .

В этих условиях многие прежде незыблемые истины теряют силу. То, что казалось правильным и разумным вчера, сегодня может оказаться ошибкой. Однако инерция мышления политиков, чиновников и ученых, включая глав государств и правительств, ведущих экспертов ООН, других представителей политического, делового и научного истеблишмента, может привести и нередко приводит к неудачным и опрометчивым решениям.

Современный мир стоит перед необходимостью коренного пересмотра устаревших стереотипов мышления. Коренной проблемой для выживания человечества становится определение рациональной связи между экономическим развитием и сохранением окружающей природной среды для современного человечества и будущих поколений людей.

Ошибка заложена в самом фундаменте современных рыночных отношений. Имеется в виду то обстоятельство, что истощение природных ресурсов никак не отражается в измеряемой части национального дохода. В итоге этого, фактическое обеднение многих стран вследствие расточительного расходования и хищнического использования национальных ресурсов, принимается многими за их развитие.

Сегодня стало предельно ясно, что в условиях развертывания глобализации и перспектив перехода к устойчивому развитию, сама экономическая теория несовершенна, так как она не учитывает экологические проблемы и не знает, что с ними делать. Учебники по экономике зачастую даже не упоминают о таких важнейших вещах, как деградация биосферы, загрязнение и истощение природных ресурсов. Хотя некоторые из этих вопросов исследовались многими экономистами, в общую экономическую теорию они так и не вошли .

В разработанном в середине прошлого века стандарте ООН "Система национальных счетов" совершенно не учитывались происходящие в наше время важные для человечества негативные биосферные изменения, такие, как деградацию природных ресурсов и растущие нагрузки на системы жизнеобеспечения, изменения климата и биоразнообразия на Земле.

Недостаток традиционного рынка состоит именно в том, что в принятой экономистами статистике национальных счетов и в построенных на ее основе моделях развития экономики, разрушение запасов природных ресурсов и биосферы в целом не имеет никакой стоимости.

Однако углубление глобального экологического кризиса резко изменило ситуацию. Нынешняя система национальных счетов, скрывая исчерпание природных ресурсов и разрушение биосферы, нередко вносит большую погрешность в расчеты, утаивает экологическую правду и дает ложные ориентиры политикам. Она усиливает иллюзию, будто экономика и окружающая среда разделены, и ведет к тому, что политики игнорируют проблемы окружающей среды или способствуют ее разрушению ради экономического роста.

Комментируя сложившееся положение, бывший вице-президент США А. Гор указывал, что "очевидный экономический рост во многом может оказаться иллюзией из-за неспособности учитывать сокращение природных богатств". И далее, он высказывает серьезный упрек экономистам в том, что господствующие ныне на Западе взгляды поощряют хищническую эксплуатацию окружающей среды развитыми государствами в слаборазвитых странах потому, что они "берут начало в теориях экономистов, заинтересованных в вывозе природных ресурсов из этих государств" .

Итак, в модели неустойчивого развития все различия в уровне развития стран связаны с экономикой. Именно это, одномерное (то есть чисто экономическое) измерение лежит в основе дифференциации государств на развитые, развивающиеся и страны с переходной экономикой. В таком понимании модель неустойчивого развития совершенно справедливо можно называть рыночной, или экономической моделью, исходя из тех критериев, по которым отдельное государство относится к той или иной группе.

При переходе к модели устойчивого развития, наряду с экономиическими критериями, в основу оценки уровня развития того или иного государства положены показатели (индикаторы) состояния социальной сферы и развития экологической деятельности.

Таким образом, стратегическая цель обеспечения безопасного и устойчивого развития состоит в том, чтобы в условиях глобализации ограничить роль экономических показателей - ВВП и ВНП при оценке благосостояния отдельных государств, а вместо них предложить что-либо иное. Это попытался сделать К.Кобб, предложивший использовать в практике принципиально новый показатель процветания государства - индекс устойчивого экономического благосостояния (Index of Sustainable Economic Welfare - ISEW).

В начале 90-х годов показатель К.Кобба был усовершенствован специалистами Стокгольмского экологического института, которые предложили преобразовать индикатор ISEW в комплексный показатель богатства. Это прорывная разработка ISEW, так как она является одной из первых попыток соединения воедино экономических, экологических, социальных и иных идей .

Как выше уже отмечалось, в новой форме (стратегии) цивилизационного развития безопасность и развитие (саморазвитие) оказались настолько взаимосвязанными, что обеспечение безопасности цивилизации - в принципе невозможно без перехода на путь устойчивого развития. И наоборот - устойчивое развитие, т.е. сохранение человеческой цивилизации и биосферы невозможно без обеспечения их совместной безопасности. Причем процесс глобализации оказывает существенное влияние на проблему безопасности. Становится очевидным, что усилия, направляемые на обеспечение безопасности для отдельно взятого объекта безопасности - государства, общества, личности, фирмы и т.п., должны одновременно "работать" и на глобальную безопасность, т.е. безопасность всего человечества. А это означает, что обеспечение безопасности любого объекта (субъекта) не может быть обеспечено в полной мере без обеспечения глобальной безопасности. А поскольку безопасность цивилизации зависит от сохранения биосферы, ее устойчивости и естественной эволюции, то необходимо обеспечение безопасности (сохранение) естественной природной среды. Можно сказать, что здесь вступает в действие достаточно ясный с системно-синергетической токи зрения принцип обеспечения безопасности. Он заключается в том, что обеспечение безопасности более широкой системы приоритетно по отношению к безопасности составляющих ее компонентов.

Поскольку переход к устойчивому развитию возможен лишь в глобальном масштабе, в согласованно-когерентном режиме всех объектов безопасности (и субъектов также), то и любые решения и действия по обеспечению безопасности любого объекта не должны противоречить международно-глобальным императивам устойчивого развития. И сказанное относится не только к экологической безопасности, но и к любому ее виду, т. е. экономической, информационной, социальной и т. д. Отсюда следует также, что в старой модели - неустойчивого развития не может быть обеспечена безопасность ни всего человечества, ни отдельно взятого государства, независимо от того, по какому типу мыслится обеспечение этой безопасности (американской, северокорейской и т.п.). В начале XXI века обеспечение безопасности государства, общества, личности, мирового сообщества зависит не только от отдельно взятого объекта и субъекта безопасности, а от обеспечения безопасности через переход к устойчивому развитию всего человечества. Это также означает, что любые процессы и направления глобализации - экономическое, финансовое, культурное, информационное и т.п. также должны "работать" не на старую модель цивилизации, а на глобально-управляемое устойчивое развитие.

Все это говорит о системном характере обеспечения глобальной безопасности через устойчивое развитие, поскольку в одно системное целое объединяются глобальный, региональный, национально-территориальный и локальные аспекты, но на базе планетарных императивов. Системно-синергетический характер проблемы безопасности проявляется и при объединении в одно целое различных видов безопасности, что реализуется в "Концепции национальной безопасности РФ" и аналогичных документах иных государств.

Однако это системно-синергетическое видение существенно усиливается, если мы рассматриваем обеспечение безопасности через переход к устойчивому развитию. Синергетический характер последнего проявляется прежде всего в том, что оно объединяет в целостную систему как минимум три сферы человеческой деятельности - экономическую, социальную и экологическую, создавая не существующий ранее системный эффект устойчивого развития. Вместо модели неустойчивого развития, основанной на доминировании экономической эффективности, модель устойчивого развития ориентируется в своем системном единстве и синергетических по своей природе принципах на реализацию как минимум трех совместимых целей - обеспечения экономической эффективности, социальной справедливости и экологических императивов, что в совокупности должно привести к кооперативному эффекту устойчивой безопасности (безопасной устойчивости). Очевидно, что соответствующие виды безопасности - экономическая, социальная и экологическая должны имманентно сопрягаться с упомянутыми выше целями устойчивого развития, из которых, пожалуй, лишь экологическая безопасность оказывается относительно новой, а две другие в той или иной степени уже реализовались (наиболее удачно, хотя и временно - экономическая эффективность в рыночной экономике).

Системно-синергетический характер обеспечения безопасности через переход к устойчивому развитию не исключает противоречий между основными его компонентами и общее решение предполагает, что на различных этапах такого перехода на приоритетное место будет выдвигаться какая-либо одна из составляющих (например, в России в ближайшие годы - экономика, а не экология). Наконец, уместно заметить, что системно-синергетический характер обеспечения безопасности через устойчивое развитие не сводится лишь к упомянутым трем компонентам единой системы устойчивого развития. Он включает все виды безопасности, прежде всего те, которые выделяются в "Концепции национальной безопасности РФ". Однако обеспечение безопасности через устойчивое развитие не может мыслиться лишь как защищенность жизненно важных интересов объекта безопасности от внутренних и внешних угроз. Защищенность от угроз имманентно входит в устойчивое развитие и пока разделяется на "развитие" и "безопасность" лишь в модели неустойчивого развития.

Обеспечение безопасности в модели неустойчивого развития и новой цивилизационной модели в темпоральном аспекте носит принципиально различный характер. В старой модели обеспечение безопасности, как правило, не носит упреждающего характера и реализуется в основном при появлении серьезных отклонений от естественного развития реальных угроз, катастроф, катаклизмов, бедствий и т. п.). Даже среди принципов обеспечения безопасности не реализуется принцип предотвращения реальных угроз, кризисов и т. п. Сказанное, однако, не означает, что в модели неустойчивого развития не используются превентивные меры, они просто не носят всеобщего и обязательного характера. Это отчасти связано с тем, что часть международного сообщества, государства и т. п.) в принципе может участвовать в ликвидации последствий катастроф либо противодействии реальным угрозам.

В случае такой угрозы всему человечеству, влекущей планетарную катастрофу, устранение последней возможно только через принятие глобально-когерентных опережающих решений и реализацию превентивных, устраняющих угрозы и опасности. Но это возможно лишь в случае кардинального изменения стратегии развития, превращения его из стихийной формы в новую форму человеческой самоорганизации - глобальную управляемую на базе принципа упреждения (15-ый принцип Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию). В новой модели развитие перестает быть стихийным процессом, требующим своей защиты от внешних и внутренних угроз, и становится самоорганизующимся устойчивым безопасным развитием. Развитие по новой форме цивилизационной самоорганизации должно оказаться одновременно опережающим саморазвитием, способным заранее предвидеть и предотвращать угрозы и опасности внутреннего и внешнего характера.

Самоорганизационно-опережающий характер управления при переходе к устойчивому развитию позволит решать проблемы обеспечения безопасности уже на стадии превращения потенциальных угроз в реальные, как правило, путем предотвращения появления этих последних. Если в модели неустойчивого развития мы имеем дело с реальными угрозами, катастрофами и их неблагоприятными последствиями, то в новой модели, соединяющей в одно системно-синергетическое целое развитие и безопасность должна быть предусмотрена система предотвращения и элиминации реальных угроз и опасностей, а тем более стихийных бедствий и антропогенных катастроф.

В самоорганизующейся системе устойчивого развития, таким образом, должно быть реализовано опережающее обеспечение безопасности во всех ее разновидностях. Этот опережающий механизм обеспечения безопасности должен быть встроен в систему реализации перехода к устойчивому развитию как самоорганизующемуся развитию, ориентированному на новые культурно-цивилизационные цели.

Одно из основных отличий обеспечения безопасности в старой и новой моделях цивилизационного развития связано с различным средствами и силами. В модели неустойчивого развития к силам и средствам обеспечения безопасности относятся различного рода силовые структуры (например, упомянутые в ст. 12 Федерального закона "О безопасности") любого государства и общества.

Если взять в качестве конечной цели перехода к устойчивому развитию становление ноосферы (ноосферной цивилизации, ноосферной культуры), то становится очевидным, что в обществе устойчивого развития военно-силовые средства оказываются не основными. Доминирующими механизмами оказываются рационально-консенсусные средства, имеющие информационную природу, которые уже начинают применяться, например, при обеспечении безопасности государств - участников Договора о коллективной безопасности . При возникновении угрозы безопасности, территориальной целостности и суверенитету одного или нескольких государств - участников либо угрозы международному миру государства - участники незамедлительно приводят в действие механизм совместных консультаций с целью координации своих позиций и принятия конкретных мер для устранения возникшей угрозы. Предотвращение войн и вооруженных конфликтов, устранение реальных угроз должны достигаться урегулированием спорных вопросов, международных и региональных кризисов, исключительно политическими, согласительными средствами. Среди принципов обеспечения безопасности государств - участников - принцип - принятия решений по принципиальным вопросам обеспечения коллективной (всеобщей) безопасности на основе консенсуса.

В грядущей ноосфере упомянутые принципы в силу глобального характера обеспечения безопасности цивилизации должны иметь планетарный статус, распространяться на все государства, народы и социумы. Это возможно лишь в том случае, если переход к устойчивому развитию будет идти по траектории, близкой к ноосферной, когда решения будут приниматься на гуманистически справедливой и экологически рациональной основе, а не на военно-силовой. Переход от общества потребления и превалирования материально-экономических интересов к ноосферно-консенсусной демократии, позволит сформировать новые формы управления средствами обеспечения безопасности, в информационной основе которых будет ноосферный интеллект глобального масштаба .

Ясно, что технологической основой подобных трансформаций является развитие средств информатики, а социально-технологической - становление информационной цивилизации. Особая роль информационного общества состоит в том, что оно является переходным от старой модели развития к новой, от общества с неустойчивым развитием к устойчивой цивилизации. В информационном обществе находит свое завершение социально-технологический ряд, сформировавший постиндустриальное общество, и начинается новая эра становления сферы разума. Во всяком случае такое видение эпохо-разделов цивилизационного развития можно обосновать с позиций концепции устойчивого развития ноосферной ориентации. Причем в той мере, в какой информатизация развивается бесконтрольно и стихийно - она результат постиндустриального неустойчивого развития. Когда же информатизация (будет) направлена на реализацию целей устойчивого развития, она становится признаком становления эры ноосферы.

Невозможность решения проблемы безопасности без перехода на магистраль устойчивого развития дает основания для формулировки еще одного системного принципа обеспечения безопасности, носящего ориентационно-целевой характер. Обеспечение безопасности через устойчивое развитие носит поэтапный характер и зависит от реализации тех или иных целей на пути устойчивого развития. Такой общей целью и по сути - завершающим на определенном историческом отрезке времени этапом явится становление ноосферы, о чем было сделано предположение в монографии "Путь в ноосферу" .

В дальнейшем было приведено достаточно аргументов, которые позволяют, если не отождествить процесс перехода к устойчивому развитию и становление ноосферы, то, по крайней мере, считать их достаточно близкими и однонаправленными. Эта логическая связь показалась достаточно привлекательной и для того, чтобы в "Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию" в заключительной части сформулировать, что в отдаленной исторической перспективе постепенно должна решаться проблема гармонизации взаимодействия с природой всего мирового сообщества. Движение человечества к устойчивому развитию в конечном счете приведет к формированию предсказанной В.И. Вернадским сферы разума (ноосферы), когда мерилом национального и индивидуального богатства станут духовные ценности и знания Человека, живущего в гармонии с окружающей средой.

Одним из весьма важных для нашей проблемы является мнение о том, что на учении о ноосфере фактически строится сегодня концепция устойчивого развития, которое принадлежит В.В. Путину, выступившему 15 ноября в Брунее на деловом саммите АТЭС "Бизнес и глобализация".

Между тем понятие "ноосфера" может определяться не только в том ракурсе, как это было дано в "Концепции перехода РФ к устойчивому развитию". В упомянутой книге "Путь в ноосферу" понятие ноосферы связывается с обеспечением безопасности во всех отношениях, т.е. сфера разума представляется как - самое безопасное состояние как цивилизации, так и сферы ее взаимодействия с природой. Подобное представление о связи сферы разума и безопасности основано было лишь на интуитивном ожидании, что наступление ноосферы решит проблему обеспечения безопасности дальнейшего развития. Связь же стратегии устойчивого развития и безопасности приводит к выводу, что сфера разума окажется одновременно и сферой обеспечения безопасности в глобальном и в других отношениях (что выглядит вполне естественно, поскольку все разумное должно быть и безопасным).

В этом смысле важно проанализировать в прогностическом плане механизмы и этапы обеспечения безопасности на пути устойчивого развития, т.е. применить методологию исследования будущего, имея в виду реализацию нормативного прогноза в виде стратегии устойчивого развития. Методологической основой к видению перспектив обеспечения безопасности является ноосферный подход как наиболее адекватный для исследования желаемого будущего.

Упомянутый выше ноосферный подход формировался в "недрах" такого научного направления, как учение о ноосфере (ноосферология). Последнее представляет собой междисциплинарную интегративную область научного поиска. Оно охватывает весь комплекс знаний о ноосфере, законах и тенденциях ее становления и развития, включая представления о переходе цивилизации к "устойчивому обществу" и "устойчивому государству". Ноосферология мыслится как та часть исследования будущего, которая акцентирует внимание на выживании человечества с помощью развития нравственно-справедливого гуманизированного и экологизированного разума, прогнозирования безопасного устойчивого будущего с помощью становления ноосферного коллективного интеллекта на базе средств информатики.

Обеспечение глобальной безопасности через устойчивое развитие в ходе становления ноосферы осуществляется главным образом с помощью использования рациональных средств, новейших информационно-интеллектуальных технологий. С одной стороны, речь идет об использовании естественных механизмов (типа естественной безопасности, биологической стабилизации и регуляции окружающей среды), которые необходимо включить в сферу взаимодействия природы и общества. С другой стороны, гармонизация этого взаимодействия должна достигаться рационально-духовными механизмами, оптимально организующими социальную деятельность и переводящими ее на интенсивно-коэволюционный путь развития, что в совокупности обеспечивает планетарно-всеобщую безопасность и стратегическую стабильность.

Именно в ноосфере достигается системно-синергетический синтез всех составляющих устойчивого развития, причем не только в самом социуме, выступающем как ноосферно-глобальное целое, но и в его взаимоотношениях с природой, как земной, так и космической. Причем, в отношении космоса также в перспективе должна быть обеспечена безопасность в результате становления космоноосферы, где глобальная безопасность обеспечивается и в ее внешнем - геокосмическом и собственно космическом варианте, о чем мечтал К.Э. Циолковский, разрабатывая концепцию бессмертия человечества в результате освоения космоса

Источник: http://www.portalus.ru