UkrEngRus

“During the past 3 centuries human population has increased tenfold to 6000 million and fourfold in the 20th century

• Cattle population increased to 1400 million (one cow/family) by a factor of 4 during the past century

• There are currently some 20 billion (20,000 million) of farm animals worldwide

• Urbanisation grew more than tenfold in the past century almost half of the people live in cities and megacities

• Industrial output increased 40 times during the past century; energy use 16 times

• Almost 50 % of the land surface has been transformed by human action”

Paul Crutzen

Dutch Nobel prize winning atmospheric chemist***

“Fish catch increased 40 times

• The release of SO2 (110 Tg/year) by coal and oil burning is at least twice the sum of all natural emissions;

over land the increase has been 7 fold, causing acid rain, health effects, poor visibility and climate changes due to sulfate aerosols

• Releases of NO to the atmosphere from fossil fuel and biomass burning is larger than its natural inputs, causing regional high surface ozone levels

• Several climatically important ”greenhouse gases” have substantially increased in the atmosphere, eg.

CO2 by 40 %, CH4 by more than 100 %.”

Paul Crutzen

Dutch Nobel prize winning atmospheric chemist***

“Water use increased 9 fold during the past century to 800 m3 per capita / year;

65 % for irrigation, 25 % industry, ~10 % households

It takes 20, 000 litres of water to grow 1 kilo of coffee

11,000 litres of water to make a quarter pounder

5,000 litres of water to make 1 kilo of cheese

1 kg meat → 16000 litres of water

1 kg grain → 1000 litres of water”

Paul Crutzen

Dutch Nobel prize winning atmospheric chemist

Воєнна доктрина РФ в переліку загроз містить розширення НАТО і нарощування можливостей США та альнсу в цілому..*** У Стратегії Національної безпеки США дії Росії кваліфіковані як агресія що потребує протидії.. *** Росія реформує силові структури: відбувається створення Федеральної служби військ Національної Гвардії на базі Внутрішніх військ МВС, Федеральної міграційної служби та Федеральної служби контролю обігу наркотиків.. *** Глави оборонних відомств країн ЄС погодили новий план оборони і безпеки та домовилися створити новий штаб і спільні сили швидкого реагування.. ***

Сытник Г.П.

Большинство аналитиков единодушны в том, что глобальные экономические кризисы провоцируют кардинальные изменения  в геополитическом балансе сил ведущих стран мира. И, наоборот, что даже незначительные признаки тектонических подвижек в геополитическом пространстве, чреваты серьезными и долгосрочными изменениями в  мировой экономике,  в балансе экономических центров сил. Поэтому сегодня вряд ли надуться те, которые бы сомневались в наличии тесной корреляционной связи между геополитическими и геоэкономическими потрясениями, порождаемыми современными процессами глобализации.

 

Как пример. Многие (и не без оснований) ожидали, что глобальный финансово-экономический кризис 2008 года, помимо изменений в структуре мировой экономической системы, спровоцирует существенные изменения в глобальном балансе сил в военно-политическом измерении. Конечно, эксперты расходились в оценках интенсивности и временных параметрах указанных изменений. В частности, открытым оставался вопрос, какие страны прежде всего будут втянуты в этот процесс, в оценках изменений в балансе совокупной мощи глобальных игроков. Но в целом, было единодушие, что указанный кризис существенно повлияет на международную стабильность и национальную безопасность большинства стран мира.

И действительно, в конце 2010 года, когда одни аналитики продолжали рассуждать о том, что экономический кризис затухает, а другие, что в ближайшие годы  стоит ожидать «второй» его волны, во многих странах накапливался мощный протестный потенциал. Он имел разные источники, причины, движущие силы, сценарии развития. Но во всех случаях под угрозой оказывалась региональная стабильность и национальная безопасность.

В начале 2011 года мир содрогнулся от народных волнений, которые начались в Тунисе, перебросились в Египет, а потом в Ливию, Сирию, Йемен и другие страны Ближнего Востока и Северной Африки. Далее протестные волнения начали захватывать страны-члены ЕС, перебросились в США, а в конце 2011 года и в Российскую Федерацию. И вряд ли есть основания утверждать, что они выпустят эти страны со своих крепких объятий, по крайней мере в среднесрочной перспективе.

Многие считают, что главной причиной и главной  движущей силой протестных настроений в указанных странах стал "недостаток" демократии. Этот тезис, сформированный "аксакалами" демократии, тысячекратно повторяется разношерстной армией "независимых" экспертов в ЗМИ, в том числе и в Украине. Однако, если массовые протесты, приведшие к кровопролитию и падению  правительств в Тунисе, Египте, гражданской войне в Ливии и фактически в Сирии, еще можно хоть как-то этим объяснить, то как быть со странами-членами ЕС и США - законодателями моды на демократию, познавшими, так сказать, все ее таинства и премудрости.  Здесь протестные настроения вывели на улицы сотни тысяч людей и вылились в некоторых странах в открытые погромы и беспорядки, как, например, у Великобритании.

Видимо причины того, что сегодня огромные за площадью и численностью населения регионы и страны "закипают" против существующего порядка вещей кроятся в чем-то другом. Одна из них на поверхности. Это паталогическая неспособность либеральной экономики, которая вращается прежде всего вокруг интересов частного предпринимателя, то есть частного интереса, решать все более сложные, острые и разнообразные общественные (публичные) проблемы социально-экономического характера. Мир бунтует против того, что в руках 1% населения находится большая часть мировых богатств. Яркий пример – акция мирового масштаба – «Захвати Уолл-стрит» в США, переросшая в глобальную организацию. Раньше страны, которые принято называть ведущими, эти проблемы довольно успешно решали для своего населения главным образом за счет ресурсов других стран (материальных, людских и других), в том числе и за счет разбазариваемого местной элитой потенциала постсоветских стран. Сейчас рост национального самосознания, глобальная открытость мира и все более ощущаемый дефицит ресурсов значительно усложнили решение этой проблемы.

Если в последнее десятилетие многие эксперты взвешивали аргументы за и против относительно того сможет ли ЕС из политического карлика превратиться в глобального политического игрока, то вторая половина 2011 года прошла под знаменем поиска ведущими странами-членами ЕС системных решений как спасти евро, а с ним и сам Союз. Начался 2012 год в Европе с роста протестных настроений в Греции и Румынии, несколько противоречивых заявлений представителей ЕС и пессимистических оценок экспертов относительно успеха скорого разрешения кризиса в Европе. Все более очевидно, что эта проблема длиной не в один-два года. Ведь необходимо сделать очень много. А это займет время, в течение которого долговой кризис продолжит оставаться реальной угрозой для рынков.

Единая Европа на грани развала. Заявления лидеров сильнейших экономик еврозоны – федерального канцлера Германии А.Меркель и президента Франции Н.Саркози полны тревоги. "Европа может быть сметена кризисом", - предупреждает Н. Саркози. С ними солидарны многие эксперты. В частности, Дж. Сорос считает, что если евро не выдержит, это приведет к распаду ЕС и что это будет катастрофой для глобальной финансовой системы.

Следствием экономических кризисов, как свидетельствует исторический опыт, всегда был запуск механизмов перезагрузки взаимоотношений между ведущими игроками мировой политики. Запуск этого механизма, стимулируется, как правило,  желанием "сгладить" острые углы, разрешить те или иные важные проблемы, имеющие место в отношениях между ними. Естественно, это желание реализуется с прицелом на реализацию в долгосрочной перспективе собственных жизненно важных национальных интересов. И тут, как следствие, в полный рост встает вопрос, а как соотнести указанные изменения з наименьшими потерями для безопасности государства? Речь идет прежде всего о том, как:

во-первых,  сохранить суверенитет (во всех его измерениях, но прежде всего – политический и экономический) и место в мировых рейтингах стран - как необходимое условие и инструмент защиты и продвижения своих жизненно важных национальных интересов;

во-вторых, как сохранить достигнутый уровень экономического развития и благосостояния населения - как необходимые условия обеспечения внутренней политической стабильности и широкой общественной поддержки политической элиты, находящейся у власти.

На наш взгляд, с каждым годом эту проблему становится все тяжелее решать даже ведущим странам мира из-за все более очевидного глобального кризиса в развитии современной цивилизации. Мир на грани социального дефолта. Поэтому необходима системная перестройка фундаментальных основ и переориентация векторов развития политических, экономических, социальных и духовных процессов мировой цивилизации.

Принципиально важно, что указанная перестройка должна осуществляться в условиях все более жестких ресурсных, военно-политических и экологических ограничений, которые  делают среду развития государств и отношений между ними более агрессивной. Следствием этого стали дополнительные трудности  поиска оптимального решения  в уравнении устойчивого развития мирового сообщества, а следовательно и международной безопасности. При этом указанные ограничения дальнейшего устойчивого развития мировой цивилизации отражаются не только в экономической, политической, культурной (духовной) и социальной сферах. Они по новому высветили роль современного национального государства в обеспечении международной и национальной безопасности. В данном случае речь о главной системообразующей функции государства – обеспечении и гарантировании реализации публичного интереса во всех его измерениях

Здесь уместно вспомнить ныне покойного С. Хантингтона, который  почти двадцать лет назад утверждал, что в будущем основным источником конфликтов будет не идеология и не экономика, что преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой. Поэтому наиболее значимые конфликты глобальной политики буду разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным культурам (цивилизациям). Указанная культура в сконцентрированном виде объективно аккумулирует и неумолимо определяет политическую и социально-  экономическую стратегию стран - ведущих представителей мировых цивилизаций.

Действительно, ни для кого не секрет, что сегодня имеют место следующие доминирующие и конкурирующие между собой политические, экономические и социальные стратегии, в основе которых лежат, прежде всего, цивилизационные компоненты. Поэтому указанные стратегии (конечно, с известной долей условности) можно называть стратегиями обеспечения  устойчивого  развития той или иной цивилизации и обеспечения ее глобальной  безопасности, а именно [1]:

североамериканская – суть которой состоит в глобальной экспансии интересов и ценностей США с широким и комплексным использованием военных, политических, технологических, информационных и финансовых инструментов, часто невзирая на интересы и официальную позицию стран, которые традиционно артикулируются  как стратегические союзники;

китайская – в ее основе тотальная мобилизация  социально-экономических, политических, идеологических особенностей развития общества и рыночных компонентов с четко выраженным внешним вектором:  товарная, а в последнее время и финансовая глобальная экспансия с одновременным наращиванием  военной мощи;

европейская – ее суть: экономическая интеграция с помощью созданных наднациональных органов управления и попытка на этой основе военно-политической интеграции, при одновременном использовании и развитии возможностей НАТО;

японская – здесь главным есть ориентир на авангардное технологическое развитие в  сочетании с традиционной национальной культурой, а также прагматизм в использовании дивидендов от  военно-политического покровительства США;

российская – главной целлю которой есть обретение статуса сверхгосударства в ресурсном измерении (прежде всего в энергетическом) и получение на этой основе необходимых ресурсов для  преодоления технологического отставания от ведущих стран мира, модернизации  ВПК и поддержании статуса ядерной сверхдержавы;

еврейская – суть которой состоит в системной  мобилизации материальных, финансовых, людских и других ресурсов мирового еврейского сообщества в интересах выживания государства Израиль и максимально возможного учета интересов указанного сообщества при формировании и реализации стратегий развития других стран;

Можно также говорить и про наличие исламской стратегии. Она проявляется в разных ипостасях: от глобальной популяризации религиозных ценностей ислама в разных сферах жизнедеятельности (не редко с использованием насильственных средств) до стремления овладеть современными ракетными технологиями и ядерным оружием для получения силового инструмента влияния на мировую политику. Принципиальная особенность исламской стратегии в отличии от других - отсутствие четко выраженных центров идеологической, военно-политической и экономической силы. Попытки их формирования жестоко подавляются в зародыше (в том числе с использованием военной силы и разнообразных подрывных операций) ведущими странами – представителями других цивилизаций. То есть стремление той или иной мусульманской страны стать таким центром (военно-политическим или экономическим) наталкиваются на мощнейшее противодействие со стороны глобальных игроков – представляющих интересы других цивилизаций. Поэтому исламская стратегия в значительной степени разновекторная.

Та или иная страна вынуждена выбирать направление своего политического и социально-экономического развития в русле той или иной стратегии, которые достаточно жестко конкурируют друг с другом. Результаты практической реализации этих стратегий постоянно и относительно достаточно быстро меняют баланс национальных и наднациональных суверенитетов, мировой баланс сил, прежде всего экономический и военный. В конечном итоге эти изменения в условиях, когда все более проявляют себя ресурсные, военно-политические и экологические ограничения, а также набирает силу социокультурная, политическая и экономическая взаимозависимость между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям породили  дополнительные неизвестные  (неопределенности) в глобальном уравнении устойчивого развития мирового сообщества и международной безопасности.

Условно эти неизвестные можно представить в виде следующих вопросов, на которые мировое сообщество пока что не смогло  дать  однозначного и вразумительного ответа, а именно [2;3]:

сможет  ли глобализация в принципе уменьшить неравенство и пропасть между богатыми и бедными, как в разрезе отдельных стран, так и между странами[1]?;

не произойдет ли сворачивание не только новых демократий, а и достаточно развитых североамериканской и европейских  под давлением разных обстоятельств, в частности, необходимости обеспечить более жесткий контроль и сдерживание финансово-экономических кризисов, необходимости борьбы с терроризмом, или же под влиянием необходимости защиты от все более возрастающего влияния религиозных факторов на территориальную целостность[2]?

в какой степени страны, где происходит непрерывное старение населения смогут приспособиться к интеграции в свою среду мигрантов[3]?

смогут ли некоторые страны бросить более открытый вызов глобальному господству США и не подорвет ли это международную стабильность[4]?

какие  пределы негативного влияния на мировую экономику политической нестабильности в странах-поставщиках и странах транзитерах энергоресурсов и что нужно делать, чтобы его не допустить[5]?

удастся ли не допустить увеличения стран, которые владеют ядерным оружием и эффективными средствами его доставки?

как будет возрастать  вероятность получения доступа к ядерному оружию, а также другому оружию массового поражения террористических и других экстремистских организаций?

сможет ли мировое сообщество подготовиться к катастрофическому ухудшению окружающей среды[6]?

Не нужно также забывать, что мир стоит на пороге продовольственного кризиса, ибо за разными оценками достаточно быстро количество голодающих может достигнуть 1 млрд. чел., а также  реальной угрозы пандемии мирового масштаба[7].

Не трудно видеть, что указанные неопределенности и их возможные последствия в подавляющем своем большинстве имеют экономическую и социальную природу.

Не менее важным есть и то, что для многих  современных военных конфликтов становится все труднее определить стороны военного противостояния и тип самого конфликта (гражданская война, внешння агрессия, миротворческая или контртерористическая операция, гуманитарная интервенция и т.д.).   Поэтому определенные нормами международного права принципы использования военной силы все чаще ставятся под сомнение международным сообществом. Часто эти нормы не способствуют сдерживанию, ограничению масштабов и жестокости военных конфликтов, позволяют под разными предлогами, на "законном" основании вмешиваться во внутренние дела суверенных государств, включая прямую военную агрессию. Война в 2003 году против Ирака, недавние события в Ливии, Кот-де-Вуаре, а сейчас в Сирии – яркое тому подтверждение.

Вышеперечисленные факторы, влияющие на международную стабильность и безопасность государств сегодня позволяют констатировать, что угроза глобального военного конфликта возростает. Некоторые даже утверждают, что фундамент реальной глобальной военной угрозы близок к завершающей стадии его формирования.

В частности угроза стремительного распада трансатлантической финансовой системы остается вполне реальной. Главное оружие США доллар, стает все менее ефективным. Начиная с 2009 года государственный долг США превысил $15 трл. и непрерывно возрастает. В тоже время Президент США Б.Обама, выступая в декабре прошлого года в Петагоне с тезами новой военной стратегии США заявил, что «мир должен знать: США не намерены утрачивать свое превосходство". То есть любой ценой. Не случайно среди своих стратегических противников он выделел не только Иран (что традиционно), но и Китай, который есть одним из кредиторов США.

Среди старых и новых членов  НАТО есть достаточно разные взгляды относительно интенсивности набранных темпов разворачивания елементов европейской ПРО и необходимой степени согласования этого процесса с Росийськой Федерацией, которая в ответ принимает адекватные меры. Это может привести к кризису в отношениях между США и Российской Федерацией[8].

Продолжается острый кризис относительно решения проблемы "ядерной тематики" Ирана и набирает темпов гонка вооружений между глобальными игроками, прежде всего между США, Россией, Китаем. В последнее время в этом процессе активизировалась Индия. Достаточно напряженной остается ситуация в Пакистане, который владеет ядерным оружием.

Безусловно, указанные факторы, так сказать военно-политического характера  имеют в своей основе весомые экономические составляющие. Поэтому финансово-экономический кризис и его последствия неминуемо влияют на международную стабильность и безопасность.

В конечном итоге, не может быть  никаких сомнений, если экологические, социальные, экономические, политические и культурные системы не будут гармонизированы, тотальное социальное неравенство и напряжение станет главной движущей силой беспорядков и хаоса, которые неумолимо охватят огромные территории как за площадью, так и населением. Традиционные жесткие государственные и международные институты власти с этим не справятся. События в странах Северной Африке в 2011 году яркое тому подтверждение. В этой связи есть все основания согласиться с  бывшим директором-распорядителем МВФ Домиником Стросс-Каном, который в 2011 году,  выступая перед студентами Вашингтонского университета в частности заявил, что глобальный экономический кризис 2008 года, показал, что прежде всего необходимо усиление государственного регулирования кредитно-финансовой и налогово-бюджетной систем, а также уменьшение неравенства и пропасти между бедными и богатыми. Он подчеркнул, что социальные ограничения практики либерализма стали мешать развитию человеческого общества: неравенство не неизбежное и терпимое зло на пути к богатству, а главная причина социальной дезинтеграции и политической дестабилизации.

Подведем итоги.

1. Современный глобальный  экономический кризис и его последствия в конечном итоге отражают кризис развития мировой цивилизации. Он в очередной раз высветил противоречия и неопределенности  современного развития мирового сообщества, которые не могут быть сняты с повестки дня в ближайшие годы. Однако, очевидно, что после выходя из кризиса мир буде иной. Изменится не только структура мировой экономики, но и политические и военные балансы в современном мире.

2. Сохранить, а тем более усилить свое влияние в ближайшее десятилетие, смогут лишь те страны, политические элиты которых смогут найти адекватные ответы на вызовы и глобальные неопределенности сегодняшнего дня. Прежде всего, сделают свои экономические и политические системы более гибкими и эффективными.

3. Экономическая глобализация, ресурсные, военно-политические и экологические ограничения, глобальные неопределенности мировой политики, интенсивное распространение информационных технологий объективно приводит к образованию в каждой стране виртуальных, космополитических и все более автоматизированных групп населения и элитарных слоев, которые сосредотачивают свое внимание на удовлетворении прежде всего своих личных интересов. Этому способствует идеология либерализма, в соответствии с которой вся и все должно вращаться вокруг частного, а не общественного (публичного) интереса. Очевидно, что это снижает возможности государства, как основного инструмента по обеспечению безопасности и международной безопасности, которая есть прежде всего общественным благом.

4. Очевидно, что в ближайшие десятилетия государство останется основной единицей мирового устройства. Это выдвигает дополнительные требования к повышению эффективности государственного регулирования в социально-экономической сфере, а также к качеству государственного управления в сфере обеспечения национальной безопасности, развитию уважительных межгосударственных отношений и усовершенствованию междунароных институтов безопасности.

5. Учитывая возрастающую военно-политическую и экономическую мощь мировых цивилизаций избежать катастрофического за последствиями для судьбы человечества глобального конфликта можно только путем устранения предпосылок, которые ведут к конфликту между ними. Для этого нужно  изменить доминирующую сегодня логику конфронтационного развития между ними, а не стремиться "законсервировать" существующий порядок вещей   любой ценой, в том числе путем экспорта "управляемого хаоса" в те или иные  страны и региона в различной упаковке.

Усилия мирового сообщества должны быть сконцентрированы на реализации едино приемлемого в современных условиях тезиса: "к безопасности – через сотрудничество". Эти усилия должны  нейтрализовать любые механизмы и попытки конфронтации между государствами, какими бы жизненно важными национальными интересами в политической и экономической сфере они не оправдывались и не прикрывались.

Сытник Г.П.

заведующий кафедрой  национальной безопасности

Национальной академии государственного управления

при Президенте Украины

д.н.гос.упр., профессор, заслуженный деятель

науки и техники Украины

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

[1] Бывший директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан в 2011 году в одном из выступлений заявил,  что  необходим переход от финансовой глобализации к товарной. Однако в этом случае роль государств. владеющих ресурсами, возрастет. Согласится ли с этим страна, владеющая главным оружием финансовой глобализации "долларом". Не приведет ли это к еще большему обострению борьбы за ресурсы?

[2] Некоторые эксперты считают, что в ЕС на смену  демократии  пришла банковская диктатура. На их взгляд, "смена режима" гарантируется, если правительство отказывается снизить уровень жизни своих граждан. Правительства Ирландии, Португалии, Греции, Италии и Испании стали первыми жертвами этой политики. Выборные представители заменяются прежде всего теми, кто работал в инвестиционных банках или сотрудничал с ними.

[3] Сегодня ведущие лидеры в ЕС вынуждены констатировать - их политика мультикультурности  потерпела крах.

[4] Многие опасаются, что следствием стремительного падения глобальной мощи США будет обострение отношений между глобальными игроками, хаос, доминирование моделей национальной безопасности, базирующихся на гибриде авторитаризма, национализма и религии, что еще больше повысит степень неопределенности на международной арене.

[5] Стремление США любой ценой взять под  контроль некоторые страны-поставщики энергоресурсов  посеяли вирус нестабильности в отдельных странах и регионах. Это привело к непрерывному повышению цен на энергоресурсы. В отличии от США, где десятилетиями консервируются источники добычи этих ресурсов, в других странах подорожание энергоресурсов порождает  трудности социального, экономического и даже политического характера.

[6] За оценками экспертов ООН в ближайшие 20 лет почти исчерпаются еконологические ресурсы планеты, наступит экологический кризис, последствия которого для человечества будут значительно серьезнее, нежели современные  финансово-экономические кризисы (прежде всего это недостаток питьевой воды и загрязнение воздуха).

[7] Многие считают, что на фоне интенсивной урбанизации, массовой миграции населения, не эффективной системы здравоохранения, а также все более проявляющей себя тенденции ускорения возникновения все новых, мало изученных  наукой вирусов, возникновение указанной пандемии вселенского масштаба, это лишь вопрос времени.

[8] В.Путин заявил, что если США продолжат создание в Европе собственной ПРО, то между Россией и Америкой возникнет серьёзный конфликт, вероятность которого по его мнению очень высока// http://www.directadvert.ru/news/txt/?id=9007&da_id=3311474